артур профиль

– В вашем офисе я был с год назад, и уж тогда мне показалось, что дальше некуда. Все сверкает, вид на горы. Вы играючи поправили мне зрение, и я увидел, что это не горы. Ну как играючи… филигранно сделав все замеры. Кто-то решит “А, реклама… понапоет сейчас», но меня это мало заботит: пою что вижу. Мне кажется, предел достигнут, нет?


– Одни, стоя на месте, выполняют все тот же набор упражнений, другие ухитряются двигаться назад, третьи пытаются сделать что-то еще лучше, чем прежде.

– Тогда что вас отличает от всяких других и зачем вы вновь закупили дорогущее оборудование?

– Мы отличаемся тем, что гарантируем наши результаты. Все уже поняли, что катаракта – самая часто делаемая операция в Америке. Что эта минимально инвазивная процедура проводится под капельной анестезией, без швов, даже без укола. Но если раньше после операции нужно было идти домой и тут же начинать капать разные капли – от воспаления, антибиотики и т.д., причем на протяжении нескольких недель пациент только этим в жизни и занимался, то теперь в нашей практике используется разработанная мною безкапельная технология. Делается операция, нужна одна капля один раз – и все!

Это удобно, поскольку не мешает людям жить. Новшество  в том, что катаракта в правильных руках – это рефрактивная операция, которая позволяет избавиться не только от очков для дали, не только от астигматизма, но и от очков для чтения. Сегодня «делать катаракту» умеет каждый второй за ближайшим углом, но для того, чтобы получались лучшие результаты, хирург, во-первых, должен уметь это делать, а во-вторых, должна быть конкретная диагностическая аппаратура. Какой смысл внедрять хрусталик, который может скорректировать роговичный астигматизм, если ты не знаешь, к каким побочным явлениям это может привести и с ними не справишься, сетуя потом на то, что «это у вас глаза такие». Нужна точная диагностическая процедура. Операция начинается не во время изъятия катаракты, а за несколько дней, если не недель до этого. Нужно сделать правильную диагностику, выяснить, какая именно катаракта, убедиться, что сетчатка имеет разрешительную способность, понять, что происходит с роговицей, была ли у пациента операция LASIK, которая все меняет, есть ли сухость глаз…

– И если есть, то что?

– Тогда вначале нужно это вылечить, потому что мы должны привести роговицу в идеальное состояние, и только после этого можем корректировать такие погрешности, которые иные врачи даже не могут измерить. Вот для чего Benjamin Eye Institute потратил сотни тысяч на новейшую диагностическую аппаратуру – чтобы получать наилучшие результаты,