аберрометр2

Ну не могут эти люди (из BEI) справиться со своим перфекционизмом. Как только появляется чего-то стоящая (и дорогостоящая) новинка, они должны ее обрести. Под «обрести» тут понимается не только приобрести, но и овладеть.  Мы говорили уж об отдельных новинках, сегодня потолкуем о диковинке: нет лучшего слова для «этой штуки».

  Доктор, «эта штука» впечатляет даже внешне. Что сие и для чего?

– Эта штука – аберрометр. Из названия ясно, что он замеряет искажения. Посылается свет, который проходит через глаз, попадает на сетчатку, потом отражается. В приборе есть сенсоры, которые воспринимают отражение, называемое фронтом волны. Т.е. когда свет приходит обратно, сенсоры проверяют все искажения, причем не субъективные, а объективные – и делаются замеры.

– С такой штукой пациента вообще не нужно ни о чем спрашивать?

– Пациента всегда нужно тщательно опрашивать , но он при всем желании не ответит на вопросы, от точного ответа на которые зависит успех операции. Бывает так.  Приходит пациент, обычно это наш человек, у которого ужасная катаракта, через которую уже не проходит никакой свет. Т.е. нет возможности с высокой точностью измерить все параметры, которые нам  нужны, чтобы рассчитать хрусталик. Катаракта настолько сильная, что свет туда не пробивается.

– В этом случае пациент не видит?

– Ни пациент, ни врач, ни инструмент.  Тогда прибегают к инфракрасным лучам, которые проникают даже через сложные катаракты, но часто и это не помогает.  Порой используют более «топорную» систему – ультразвук. Но вычислять по отраженному звуку или эху длину глаза –  не очень точный метод. Скорость звука зависит от материала, а там стекловидное вещество, там роговица, там хрусталики разной плотности… чем мутнее хрусталик, тем он плотнее. Слишком много погрешностей .

– А чем чревата небольшая неточность измерения?

– Тем, что на следующий день после операции пациент говорит: «Ой, я плохо вижу». И ему в итоге нужны очень толстые очки, плюс или минус. В таких случаях нужно возвращаться в операционную, изымать «неправильный»  хрусталик и ставить  новый. Все это рискованно,  неудобно и неприятно. Зачем делать две операции, когда можно сделать одну?  Так и возник новый инструмент, аберрометр, который  в операционной прицепляется к микроскопу,  плюс установка, которая обрабатывает сделанные им филигранные измерения.

– А почему не все врачи им пользуются? И каким образом он вообще работает, если вы сами говорите, что из-за предельного мутного хрусталика никому и ничего не видно? Свет же, по вашим словам, не проникает. Или прибор ясновидящий?

– Пользуются не все врачи, потому что, во-первых, нужно его иметь, а во-вторых, уметь пользоваться. А применяется он так:…

(окончание следует)