еще раз про любовь

Ранее в сериале:
Генералиссимус штаба эволюции издает приказ о монотонных моногамных отношениях в целях усиления дальнейших мер по углублению и развитию насущных вопросов воспитания подрастающего поколения. Думаю, таким вот мутным языком Штаб и мыслит. Да еще излагает свои директивы генетическим кодом. Пойди пойми, насколько все серьезно и как будут наказывать за неисполнение. И если гориллы все поняли правильно, то шимпанзе и бонобо истолковали Приказ весьма своевольно.

Вероятность детоубийства они уменьшают за счет промискуитета. А проще говоря, случайных связей. И по возможности, тотальных. Довольно приятное решение вопроса.

Недаром в последнее время так много пишется о гуманизме бонобо, причем с намеком, что нам бы следовало у них учиться. Не удивлюсь, если однажды самец бонобо выступит на TED. Во всяком случае, выступающие там учителя счастливой жизни выглядят не лучше.

По версии британских ученых, самоотверженно поставивших себя на место самцов бонобо, последние не убивают конкретных детенышей, поскольку всегда есть шанс, что это их потомство.

«А вдруг он мой?» – думает самец, глядя на очаровательного малыша и сопоставляя с мельтешащими в памяти картинками своих амурных похождений. И с той ведь был, и с этой. Поди знай, кто тут твои, а кто чужие. Тем более, все на одно лицо. Вот так, по версии ученых, размышляет самец, член коллективного хозяйства “Заря коммунизма”.

Сторонники же моногамных отношений в животном мире, включая нас, исходят из того, что родительская ответственность – обязывает.

Поэтому эволюция и протолкнула данный вариант решения. Вопрос о том, мыслит ли она (и кто такой Генералиссимус), оставим временно за скобками. Но лучше смотреть правде в лицо, иначе она повернется… другой своей гранью. Получается, каждая смерть, или каждая слезинка ребенка, как мы бы напыщенно сказали, записывается в некоей книге прихода и ухода, и при наборе критического числа таких записей вызревает некое решение. Что это за книга и в какой библиотеке она хранится, я не знаю. В отличие от тех, кто думает, что знает.

А как все это связано с любовью? – зевнет спросит читатель. Так очень просто. Любовь способствует моногамности. Особь, которая (сознательно или нет) влюбляется в другую, – на самом деле всего лишь служит эволюции.

В свете такого мудрого решения Партии потребовались и механизмы предпочтения. На основе чего я решаю, что я влюблен в эту даму? Меньше всего в период влюбленности я думаю об эволюции, но ей все равно, что я о ней думаю. Ей важно, чтобы я думал о даме.

Правда, с ее (эволюции) точки зрения, моя прекрасная дама – всего лишь самка и больше ничего. Не говоря уж обо мне, статистически незначимой единице. Картина получается суровая, но якобы правдивая.

Кит Опи, если помните такого, считает, что помощь мужчин в уходе за детьми и привела в итоге к росту мозга. У слона, правда, мозг еще больше, но вопросами эволюции он, так уж сложилось, не озабочен. Будем все же считать, что мы впереди планеты всей.

Для гипотезы всегда можно подобрать кучку подтверждающих фактов. Чем больше становился мозг, тем большим экстравертом делался наш предок, проявляя склонность к коллективным действиям. Есть косвенные свидетельства, что Homo Erectus, проживающий пару миллионов лет назад на еще не загаженной пластиком и прочими достижениями нашего мозга планете, любил собираться в  большие группы и «сотрудничать». А где труд, там и май любовь.

труд май

Считается, что для возникновения романтической устремленности (когда об объекте страсти помнишь даже в его отсутствие) нужны определенные отделы мозга. Насколько определенные? Как узнать, где этот особый отдел?

В наше просвещенное время, которое через сотню лет будет признано диким и смутным, принято все дерзкие мозговые гипотезы проверять при помощи  магнитно-резонансной томографии. Ученые смотрят, где зажигаются и тухнут огоньки, и делают далеко идущие выводы.

Стефани Качиоппо из Чикагского университета за наблюдением огоньков выяснила, что «наиболее яркие и абстрактные переживания связаны с угловой извилиной мозга». Я бы сказал, что яркие и абстрактные – не одно и то же, но допустим. Та же извилина, по мнению того же ученого, связана с метафорами.

Отсюда делается заключение: ну да, конечно! неудивительно! мы так и думали! Ведь без богатого языка не выразить тонкие эмоции. «Надо полагать, – возбужденно пишет журналист, – в процессе сочинения любовных сонетов угловая извилина Шекспира работала на полную мощность». Ну прямо Днепрогэс. Даешь к концу пятимиллиардолетки ввод второй извилины!

Как все сошлось-то. Кроме концов с концами.

(окончание следует)
Текст и фотоs: C. Варо

двое против4

#CATARACT, #LASIK Eye Surgery, #GLAUCOMA:
Take advantage of the latest technology and one of the best teams in LA