blum2
Есть ли что-то тосклиее на свете, чем бродяжничество по огромному магазину без определенной цели? Есть. Бродяжничество там же с определенной целью. Потому что вы ее вряд ли достигнете. В пустыне не так одиноко. Вы уж простите, но я бью в колокол с мужской колокольни, больше похожей на болото. Оттого такой хлюпающий звук. Ибо купить что-то мужское, но приличное хотя бы за относительно пристойную цену становится в наше время утопией.

Наткнешься, бывалоче, в собственных сундуках и чуланах на какое-нибудь serendipity – насмерть забытую рубашонку 90-х, скрепя животом влезешь в нея, и – нет отпора от женщин и папарацци: где купил? где достал? Отныне у тебя репутация модника. Все скатилось, друзья, в какой-то непотребный ширпотреб, а малейший проблеск угасающей дизайнерской мысли тут же превращается в 4-значные числа.

Но мы пишем не жалобную книгу, а путеводитель. Итак, к вам опять приехала тетушка из Йокнапатофы, в которой чего только нет. Нет там ни  Saks Fifth Avenue, ни Lord’а & Taylor’а, ни Неймана нашего Маркуса. И даже Macy’s ясный отсутствует. Вообще не понимаю, как там жил и работал тов. Фолкнер. Но тетушка Джулия и не жалуется, однако мечтает, что вы с ней побродяжничаете по БОЛЬШОМУ МАГАЗИНУ. Ну и куда ее вести после доктора? (Не доверите же вы глаза единственной тети йокнапатофским коновалам?).

Так в «Блумингдейл», конечно. И чтобы самому не помереть от тоски, развлеките тетю короткой историей.

Этот филиал бесконечности был открыт братьями Иосифом и Лайманом в 1861. У нас с вами как раз отменили крепостное право, легко запомнить. Они были детьми Беньямина Блумингдейла, выходца из Баварии. Вначале братья торговали криолинами, а потом дело так хорошо пошло, что расширились и в 1872 открылись на Третьей Авеню в Нью-Йорке. Вот такая захватывающая история успеха. Лайман оставил по себе хорошую память: пожертвовал на благотворительность 2.6 млн нынешними. Чего и вам желаю в случае, если и у вас дело пойдет. Должно пойти!

blum4

Текст: Sebastian Varo
Фотографии автора