мисюсь крупно2

Начало здесь.    

Д-р Артур Бенджамин:

– …Хотя есть мнение, что некоторые из нас способны различить даже инфракрасные фотоны, которые они видят как излучение зеленого цвета.

Инфракрасный как зеленый… сложно все. А сколько вообще цветов мы различаем?

– Смотря кто «мы». Считается, что в среднем около миллиона. Но это как кому повезет. Есть люди, причем это всегда женщины, у которых не три, а четыре вида колбочек. Они видят невидимые для остальных цветовые оттенки. Такие уникумы – тертрахроматы – возможно, различают до 100 миллионов цветов. Желающие могут погуглить Concetta Antico. Это художница-тетрахромат из Сан-Диего, которая видит около ста миллионов оттенков, т.е. в 100 раз больше нас.

« Я говорила своим ученикам в парке: посмотрите на свет на воде – видите, как тот камень отсвечивает розовым? Видите красный на кромке листа?”. Ученики кивали. И лишь годы спустя Антико узнала, что они не решались сказать правду: цвета, которые она различала так ясно, были для них невидимыми». Посмотрел то я на эти ее великие картины. Ну такие миленькие пейзажики. У тех же импрессионистов или фовистов, или Эмиля Нольде, или даже Кандинского мы видели работы, поистине поражающие цветом.

– Ну, может быть, вы не видите всех оттенков в работах Кончетты, поскольку вы трихромат.

Почувствовал себя инвалидом. Но тогда их никто не видит, кроме самой Кончетты. А мы должны ей верить на слово? Почему природа столь несправедлива, кончеттам дает почти магическое зрение, а другим… меня вот катарактой наградила.

– Касательно феномена тетрахроматов, можно предположить, что природа пыталась избавить нас от лишних, хотя и красивых деталей. Та же Кончетта не выносит супермаркеты, вываливающие на нее горы мусорного цвета,  после чего глаза ее могут отдохнуть только на белом, в котором она различает множество цветных оттенков. При этом ее дочь, наоборот, не различает отдельные цвета, что является другим полюсом генетической мутации.

Читал, есть люди, которые, напротив, не выносят белый цвет. Для них придумали название «лейкофобы». А как насчет животных? Правда ли, что лучше всех в темноте видят кошки? Моя умеет даже ужинать в темноте.

– Голодный человек тоже справится с этой задачей. Глаза кошки раз в 8 чувствительнее наших в условиях плохой освещенности. Ночное зрение можно измерять в люксах – минимальном количестве света на квадратный метр. В яркий день мы имеем 10 тыс люксов, но в темноте способны различить ничтожный свет в 1 люкс. Человеческому глазу вообще достаточно одного кванта. Куда же меньше, спросите вы? Ваша кошка видит при 0,125 люкса. У кошек зрачки эллипсоидные, и ночью расширяются намного шире наших. А кошачьи хрусталики больше человеческих, и потому сбирают больше света.

Почему наши глаза не светятся, как у них, в темноте?

– За сетчаткой у кошек расположен своего рода зеркальный слой. От него свет и отражается, воздействуя на сетчатку дважды и увеличивая ее чувствительность. У кошек хотя и меньше колбочек, ответственных за цвет (они не различают некоторые цвета), зато намного больше палочек, ответственных за свет. Где мы ночью видим лишь мутные контуры, кошка видит объект в деталях. Но в животном мире она – не рекордсмен. Долгопят – примат,  живущий на деревьях, похожий на Чебурашку, но с огромными глазами, видит при 0.001 люкса. Для нас и даже для кошки это – кромешная тьма.

(окончание следует)

Фото: S. Varo