ко мне бохтар
Очередная мировая новость: сына Джона Кеннеди и Мэрилин Монро арестовали в Вашингтоне при попытке украсть собаку Президента. Сыну 49 лет, зовут его Скотт, но фамилия не по отцу и даже не по матери, а почему-то Стокерт. Ну прямо кино, как говорила моя бабушка, которая не любила этот вид искусства.
 
Сыном Стокерт назначил себя сам. Почему эта новость стала мировой? – спросите вы. Почему сын Кеннеди хотел украсть одну собаку, а не две, которыми владеет Президент?  Отвечаю сразу на два вопроса: понятия не имею. И, главное, трудно связать это предельно абсурдное событие, которое почему-то попало на первые полосы, с cararact in LA или с lasik.
 
Безумцев хватает повсюду. Один мой знакомый сел в такси в другом полушарии нашей планеты, и таксист ему рассказал, что все мы с СириусаСтокерт тем временем объявил, что готов баллотироваться в президенты, после чего признался, что никакой он не сын Кеннеди и Монро, а всего лишь И. Христос. Возможно, с Сириуса.
 
Непонятно, зачем собака. С другой стороны, какой уважающий себя президент обходится без нее?   
 
И все бы ничего, и мы бы порадовались такой милой и смешной новости на фоне всех прочих , но сын Бога, Кеннеди и Монро все сам и испортил. В его машине нашли не только ружья, на которые он, в отличие от многих других безумцев, не имел разрешения, но еще и мачете. А на мачете многие помешались. Оно обрело необъяснимую популярность среди безумцев всех стран. То там, то тут кто-то нападает на кого-то с мачете. Своего рода мода. Возможно, сыграл роковую роль одноименный фильм и прочий высокий треш одаренных режиссеров, свихнувшихся на насилии. Вот и Тарантино в очередной раз объясняет, что без насилия его искусство невозможно. На каждой второй киноафише мы видим как минимум пистолет.
Да-да, я слышал, что кино лишь отражает жизнь. Но ведь и вдохновляет тоже.
Текст: Sebastian Varo