франклин5

ОТКУДА ОНО ВСЕ

Татьяна Минченко вернулась из Италии. Кто-то сочтет, что это не мировая новость, но для нас – исторически важная: мы можем немного отряхнуться от стекловидного тела, заварить дырки в сетчатке и вернуться к невыговаривовываему… (воваему? воему?) некоторыми слову «достопримечательность».  Сил не хватает его выводить гусиным пером. Оно даже нафталином не пахнет, поскольку нынешние переносчики языка этого слова не знают. Сомнительная «лендмарка» в великий и могучий еще не вошла, так что выбора нет.

Зато в LA всегда есть выбор, куда поехать с романтической молодой любовницей бараниной в багажнике. Отличный вариант – Франклин-парк. Не путать с «Буллет-парком» кисти Джона Чивера.

Бессмысленно перечислять все фильмы, в которых мелькает этот достославный парк, угнездившийся в географическом сердце города, хотя на эту анатомическую роль претендует и ряд других частей, включая одно непечатное. Еще меньше смысла – не назвать некоторые. Глядишь, у читателей из промозглого Мидвеста или тмутараканной Алабамы возникнет робкое дежа-вю и Франклин-парк им станет как родной.

 

КОШМАР И ДРУГИЕ

«Кошмар на улице Вязов»,  «Молчание ягнят», «Рэмбо: кровь №2», «Взвод», “Minority Report”  (в переводе звучит хуже) и даже сериал Twin Peaks великого Дэвида Линча, который занимается неведомо чем уже лет 15.

Кстати, о «Малхолланд Драйв». Те, кто читал наши ранние записки, уже никогда не забудут про инженера-визионера Уильяма Малхолланда. Он был причастен к строительству резервуара в верхней части Каньона Франклин в 1914, авария на котором стала частью сюжета другого гениального фильма –«Китайский квартал». Вот оттуда (от резервуара) и есть пошел Франклин-парк, руку к чему в хорошем смысле приложил другой наш бывший персонаж – нефтяной барон Эдвард Догени (мы умышленно с таким архаическим шармом произносим это неоднозначное имя), который там устроил местечко для полуденных снов фавнов, каковое после юридических битв 1970-х превратилось в общественный парк. Как бы ты ни лелеял свою роскошную частную собственность, рано или поздно по ней будут шастать туристы. Причем некоторые (как мы) с молодой бараниной. Ну а важнейшее из искусств туда проникнет еще раньше. В рецензируемом парке оно шныряло уже в 1930-е. Оно всегда ищет где гуще. (Сам затрудняюсь расшифровать эту метафору, но есть гипотезы).

 

ЧТО ТАМ РАСТЕТ И КТО ВОДИТСЯ

Во-первых, там раскинулось море широко отменное озерцо, во-вторых, имеется утиный пруд – мне бы и этого хватило. Для ищущих прочих составляющих Рая есть: дубовые рощи, травяные луга, радующий ухо трелью чапараль, не говоря о библейских сикоморах (охнуть), секвойевых (ухнуть), ореховых деревьях (иногда даже с орехами), и еще много чего прекрасно дикого и дико культурного.

Из живности полюбоваться можно: лягушками, кроликами, белками, крысами, мышами, змеями, койотами, голубоглазой рыжей рысью (лицо). Из летающей братии, помимо названных уток, можно (прыгнув с холма) налететь на орлов, ястребов (далеких от политики) и даже на близкую нашему сердцу рогатую сову (почти кошачье лицо). Ну и всякая околотропическая шатия в лице мигрантов – канадских гусей – тоже вас приятно пощиплет.

 

ЧТО ТАМ ДЕЛАТЬ?

Если вам делать больше нечего и зрение позволяет, занимайтесь хайкингом, сайклингом и берд-вочингом. Но про свимминг и фишинг даже не думайте. Ну а мы, люди помудрее да поспокойнее, предпочитаем вложить лучшее время однократной жизни в баранинг. Потому что мы один раз живем.

И несколько правдивых фотографий из серии “Широка страна моя чужая родная”:

франклин1

франклин2

франклин3

франклин4

франклин6

франклин5

 

Photos: Tatiana Minchenko
Text: Sebastian Varo
Vision: Benjamin Eye Institute