лазер2

В очередной беседе с известным глазным хирургом Артуром Бенджамином мы затронули вопросы, которые глубоко и лично интересовали интервьюера, поскольку у него самого начались проблемы.

 Иногда спрашивают, почему ваш офис называется Benjamin Eye Institute, если там работает один доктор Бенджамин?

– На самом деле он там не один, у нас есть и другие специалисты. В офтальмологии имеется семь узких дисциплин и соответственно специалисты по роговице, глаукоме, пластической хирургии, нейроофтальмологии и т.д. Я являюсь специалистом по рефрактивной хирургии и общей офтальмологии. Но есть вещи, которые не входят в мою компетенцию. Я могу посмотреть сетчатку, определить, есть ли у пациента перерождение желтого пятна, ряд других вещей, но лечением всех этих специфических заболеваний занимаются узкие специалисты. Одним из самых востребуемых является специалист по сетчатке. И если раньше нам приходилось направлять пациентов в другие офисы, что всегда сопряжено с проблемами – неизвестно, какие там принимают страховки, не всегда понятно, к кому конкретно ты там попадешь и т.д., то теперь мы пригласили специалиста по сетчатке Памелу Голчет (Pamela Golchet), и вот уже полтора года она у нас успешно практикует.

Многих пугает само слово «сетчатка». Когда они его слышат, в их воображение возникают какие-то страшные картины.

– Специалиста не нужно бояться. От Памелы Голчет можно получить объективное мнение, нужна ли человеку операция, к примеру, в случае дырок в сетчатке, или мушек, мошек, вспышек, т.е. типичного набора проблем.

Я, кстати, и сам на это жалуюсь и собираюсь посетить ваш BEI. Мушки-то после операции катаракты это праздник, который всегда со мной, но с некоторых пор перед глазами начали плавать такие, что ли, куски полупрозрачной слюды, что ужасно раздражает, порой мешает читать и даже водить машину.

– Будем рады вам помочь. То, на что вы жалуетесь, это самая часто встречаемая проблема в офтальмологии. Пациент приходит и говорит: вот я вижу какие-то мушки, которых раньше не было. Одних их видят иногда, другие почти всегда, особенно на однородном фоне (белая стена, монитор компьютера).  Но тут нужно различать. Если человека, который не видит мушек, попросить посмотреть на голубое небо, то он увидит такие мелкие полупрозрачные точечки. Это называется «энтоптический феномен» . На сетчатке имеются нервные волокна, сосуды, которые находятся над колбочками и палочками. Свет по дороге к рецепторам вначале проходит через все эти ткани, поэтому все, что может отбросить тень, фиксируется этими колбочками и палочками. Когда вы смотрите на голубое, то видите не что иное, как эритроциты.

Эритроциты ж вроде красные?

– Да, красный впитывает в себя голубой цвет и таким образом отбрасывает так называемую голубую тень.

У нас-то голубое небо не дефицит, а что если читатели с мушками в глазах живут в Милуоки или в Исландии?

– Эритроциты видны на любом голубом фоне. Касательно же мушек, пациенты обычно жалуются, что видят запятые, восклицательные знаки, даже долларовые знаки. Бывают мушки и большого размера: кому-то кажется, что бабочка летает в глазах, другому мерещится, что в углу кто-то сидит. «Я поворачиваю голову – там никого нет». У меня бывали пациенты, которые уже посетили психиатра, поскольку видели, как кто-то ходит или сидит на потолке.

Так уж устроено человеческое восприятие оно ищет осмысленных фигур. Меня не покидает мысль, что в моем случае все эти пятна и кляксы являются последствием операции катаракты. Не потому, что эту операцию мне делали не вы (я вас тогда не знал), а из-за самой процедуры. Такое может быть?

– Это очень правильный вопрос. Когда убирают катаракту, в глаз заходит больше света, поэтому тень становится виднее. Когда вы, например, делаете ярче свет в комнате, то тени становятся более зримыми. Примерно то же самое и здесь. Откуда же берутся мушки? Чаще всего это отслойка стекловидного тела. 4/5 глазного объема занято этим желеобразным коллоидным веществом. Это как бы такая скорлупа, которая держит форму глаза. Она твердая, минимально эластичная. Снаружи там локализуются всякие мышцы, а внутри хрусталик, радужка, сетчатка – это соответственно одна пятая. Стекловидное тело, что понятно уже из названия, прозрачно – через него должен проходить свет, чтобы достичь сетчатки. Так вот на 20% оно состоит из гиалуроновой кислоты. Это такие длинные запутанные цепи, и между ними – вода, которая и держится этой кислотой. С возрастом эти цепи начинают распадаться, укорачиваться, «студень» в центре начинает разжижаться, наружние слои стекловидного тела проваливаются в центр, отслаиваясь от задней стенки глаза.

Что вызывает этот процесс?

– Чаще всего это происходит спонтанно. Ты как бы и не делаешь ничего особенного, читаешь книжку, смотришь телевизор – и вдруг такое происходит. Или травма, скажем, после падения и удара головой или в голову, у боксеров это случается часто. Глаз обладает самой быстрой мышцей в организме. При отслаивании фрагментов стекловидное вещество  бултыхается, не поспевая за стремительными движениями глаза, и потому все больше отслаивается, собирается в конгломераты… Отбрасывание теней этих образований и воспринимается как мушки.

Ладно бы только мушки…

– Иногда мушки ассоциируются еще и с вспышками света. Когда стекловидное вещество бултыхается, оно местами очень сильно пристегнуто к сетчатке, и в этих-то местах оно тянет, как бы дергает сетчатку, и в результате механической стимуляцим сетчатки возникают вспышки, такие как бы искры. Чаще люди жалуются на вспышки в темноте, но на самом деле они имеют место и при свете, в котором просто менее заметны.

лазер1

(окончание следует, беседовал В. Койфман)