мышь отказалась сдаваться

Эта загадочная история могла бы перевернуть науку вверх дном. Но не смогла пока. Тут многое зависит от того, как ее интерпретировать, какие квазиобъяснения считать научными и в каком направлении двигаться дальше.

Есть такие самые страшные в мире и потому самые любимые учеными раковые клетки – клетки штамма S180. Так деликатно сократили саркому-180. Они используются для изучения рака в идентичных условиях. Эти клетки – самые ненормальные среди абнормальных. Они выделяют огромное количество ядовитых веществ, которые взрывают капсулы нормальных клеток. Т.е. если вы нормальная клетка, идете по своим делам и видите, как из темного переулка выходит шпана S180 – это конец. Сейчас брызнут ядом. Ну или бегите. Они даже не шпана, а клетки-террористы. Террористы, но не смертники. Они размножаются с такой скоростью, что масса опухоли норовит удвоиться каждые десять часов.

И это не все. Они оккупируют окружающие ткани и разрушают все, что встречают на пути.

В лаборатории Дженг Цуи, профессора из университета Вейк Форест (США), изучали не рак как таковой, а обмен веществ в жировой клетчатке. Чтобы получить антитела, необходимые для экспериментов, мышам вводили эти самые клетки S180, которые производят брюшную водянку, откуда можно извлечь антитела. Это обычная процедура постоянного обновления «поголовья скота»: ни одна из мышей, которым вводили несколько тысяч этих жутких клеток, не проживает и месяца.

Ни одна! Но только до тех пор, пока однажды не случилось нечто невообразимое. Молодая исследовательница ввела 200 тыс клеток S180 группе мышей – обычную дозу. И вдруг одна из испытуемых, мышь № 6, оказала сопротивление, сохраняя плоский живот. Ученая дама повторила инъекцию: то же самое. Тогда она удвоила дозу. Без результата. Тогда она удесятерила дозу, доведя ее до 2 млн клеток. В животе строптивой по-прежнему было тихо: ни рака, ни брюшной водянки.

Засомневавшись в аккуратности помощницы, Дженг Цуи решил лично сделать инъекцию, и для получения явной картины широким жестом ввел 20 миллионов клеток и самолично проверил, чтобы жидкость хорошенько проникла в брюшную полость могучей мыши. Прошло две недели, и по-прежнему ничего. Ну что ж, тогда он ввел 200 миллионов клеток – в тысячу раз больше обычной дозы – и снова ничего.

Хотя обычные мыши не жили в этой лаборатории и пары месяцев, таинственная неуязвимая мышь № 6 беспечно жила уже восьмой месяц, несмотря на астрономические дозы раковых клеток, вводимых ей прямо в живот, туда, где клетки-террористы размножаются с гигантской скоростью. Дженгу Цую закралась мысль, что наука в его лице столкнулась с мышью, естественным образом сопротивляющейся раку…

Научная литература в течение века описывает отдельные случаи с пациентами, у которых рак в «конечной фазе» вдруг давал обратный ход и исчезал полностью. Но случаи эти были редчайшими, поэтому их трудно изучать (недавно, впрочем, появилось исследование), поскольку они непредсказуемы и невоспроизводимы. Врачи их охотно относят к ошибкам в диагнозе («это был не рак») или к запоздалому эффекту обычного курса лечения («сказалась, наконец, химиотерапия, сделанная в позапрошлом году»).

Хотя пора бы признать, что в этих неожиданных послаблениях, а порой и капитуляции болезни участвуют не до конца понятые (так очень мягко скажем) механизмы, способные противодействовать развитию рака.

Так в чем же тайна супермыши №6?
Делитесь гипотезами.

(продолжение следует)

#LASIK, #CATARACT, #GLAUCOMA:
Take advantage of the latest technology and one of the best teams in LA