памяти болк

Дорога зазмеилась вверх, что сразу почувствовали уши. Раз 20 после полубессонной ночи я спрашивал бдительного шофера, в роли какового выступил Дима Маланичев (лауреат премии Эмми; теперь прикиньте, кто я), как называется место, куда мы едем. И 20 раз тут же забывал. Так что в конце репортажа нагуглю, самому интересно. Третьим, вернее, третьей была известная вам Татьяна Минченко, чьими краеведческими фотографиями вы любовались ранее. Эксперимента ради она не взяла фотоаппарат. А может, и забыла, у нее все равно фотографическая память. В отличие от меня.

 

МОЙ ДРУГ УЕХАЛ В ДИСНЕЙЛЕНД

Со временем я на ты, а вот в пространстве вечно мыкаюсь. Как-то, еще до спутниковых тетенек, повез гостящего у меня дядюшку в Диснейленд, который мы играючи нашли за полдня. Оставшиеся полдня мы беззаботно принимали аттракционы, не зная, что главный из них – «Найди свою машину» – впереди. А дядя, он тоже. Тот еще мореплаватель. Машину мы искали до ночи, пока нас не подобрал добрый полицейский, нашедший ее за 13 сек. После чего стартовал ночной аттракцион «Вернись в свой город». Я бегло ориентируюсь по звездам, так что уже через сутки мы были в городе, но это оказался Сан-Диего. От него до родного Лос-Анджелеса рукой подать.

Нет такого места на планете, где бы я не сумел заблудиться. Думаю, это врожденный дар. Поэтому, забегая вперед, я старался не только не забегать вперед, но и не сильно отставать от спутников Димы и Тани.

Только езда в этот гипотетический парк (а парк ли это или заповедник гоблинов, мы узнаем в конце) заняла 30 минут, потому лучше не думать о том, сколько лет длилось бы мое возвращение, ведь товарищи часа через три поисков поняли б, что в парке меня не найти, поскольку я ушел со стаей волков в Долину Смерти. Уж они-то точно дорогу знают.

 

БЛИЗКИЕ КОНТАКТЫ ТРЕТЬЕГО РОДА

Несмотря на описанный дар, я давно для себя не считаю возможным спрашивать дорогу у разных прохожих. Они в ответ так удивляются, что сам не рад уже. Как-то еще в советское время, в тысячный раз заблудившись в Москве, я искал главный ориентир – стадион «Динамо». Иду по неизвестной  улице в неизвестном направлении, навстречу мужчина.

– Простите, – говорю, – не подскажете, где стадион «Динамо» ?

Он резко остановился, не веря своим ушам:

– Я извиняюсь, чо?
– Стадион «Динамо».
– Динамо? – переспросил мужчина и шепотом добавил непечатное.
– Стадион, – обреченно пояснил я.
– Ты чо, вообще (непечатное выражение)?
– Не знаете, так и скажите.

Я было пошел дальше, но он меня окликнул:

– Куда пошел-то? Да вот же «Динамо» (непечатное выражение)! – он показал рукой и я узрел-таки могучую стену, вдоль которой, оказывается, шел. Но мужик все никак не мог справиться с потрясением:

– Ну ты даешь %$#@! Да вот же он, @#$%! Стадион «Динамо» он спрашивает! $#@! Да перед носом он твоим #@$%! Динамо “№$%! (и еще ряд непечатных слов и выражений, не носящих личного характера, а лишь показывающих степень изумления).

Я уж дошел до входа в стадион и повернул направо (что было ошибкой), а все еще слышал этого человека, ставшего свидетелем чуда.

 

БЕЗ ТОРМОЗОВ

И вот такой я поехал в парк вчера. А может, и не в парк. Когда за рулем кто-то другой, я принципиально не интересуюсь дорогой. Это все равно что с умным видом читать марку удачного вина в гостях, словно тотчас не забудешь ее навеки. А GPS у меня до сих пор нет, потому что эти голоса только отвлекают от дороги. Считаю себя представителем старой школы. Единственное, что я позволяю себе сказать человеку за рулем, это: «Красненький дали», что не раз спасало весь экипаж.

В один из моментов, когда мы нарезали очередной виток спирали на головокружительных виражах, машина подала писклявый голос. «Ничего страшного, – успокоил водитель, – она сообщает, что тормоза отказали».

Мы все (пассажиры) неуверенно посмеялись, и я для разговору спросил, а что на самом деле. «Именно это», – ответил водитель и наподдал газу. На табло и вправду было написано это, и мне вспомнился Жан Марэ в одном из «Фантомасов» на машине без тормозов на такой же – по-над бездной – дороге. И, кажется, в такой же машине. И я успел подумать, что в нашем случае развязка наступит скорее и слегка другая. И еще о том, что я пожил, но велосипедистов жалко. «Сигнал еще ни о чем не говорит, – сказал Дима, – механики в этой машине вообще ничего не понимают и гадают по ее внутренностям, как гаруспики. Да и какие могут быть тормоза, ей 15 лет всего».

 

ПОШЛИ САКРАЛЬНЫЕ МЕСТА

Итак, приехали мы в дикость. Паркинга нет. И это несмотря на то, что воскресенье, а основная масса бездельников едет в дикость по субботам. Но как только мы его чудом нашли, из кустов выбегает мясистая тетка с криком, что она первая тут стояла. И стоит, руки в боки, в сладостном предвкушении драки. Из тех, что только и мечтают быть тасканными за волосы в битве при паркинге. И мужичок ее бритоголовый замаячил, с бензопилой, как мне показалось.

Мы трое мирно развели руками, делясь на языке Пушкина сокровенными мыслями о везучих реднеках, но не успели упиться горечью судьбы, как небеса нас наградили велосипедистами. Те уж насладились дикостью и начали грузить свои механические манатки в грузовичок, высыпать песок из носков, с любовью завязывать шнурки двухметровой длины, похлопывать друг друга по крутобокому плечу, проверять крепость шин погруженных велосипедов, и через каких-то полчаса были унесены чертом.

 

ТОЛЬКО ВПЕРЕД (ну или назад, хотя можно и вбок)

Навьючившись рюкзаками с провизией, мы величаво прошагали мимо цивилизации: скамеек и жаровен. Оттуда доносились зычные голоса бывших жителей одной из братских республик СССР. Ну нет уж, не для того мы ехали так долго, к тому же без тормозов.

– А далеко еще? – с деланной беспечностью спросил я.

– Не близко. Мы идем к Чаше Грааля, – строго отозвалась Татьяна, немного запутавшаяся в стропах рюкзака.

Мы гордо углубились в чащу. Знаток местности Дима показал бутылкой совиньона в сторону какой-то заброшенной хибары и предупредил, что это последний туалет.

Еще раз забегая вперед, не раз и не два в ходе нашего восхождения я вспоминал то ту картинку, то эту.

Заросли и камни, не лучшая часть “хайкинга” (лучшая – обед):

парк1 парк2 парк3 парк4

Заслуженный водитель края Димадима

Татьяна Минченко без фотоаппарата

таня1

Уникальный снимок снежного человека с телефоном, который (снимок) удалось сделать Диме. Одет в цивильное (очевидно, снятое с убитого туриста), но осанка, повадка, волосяной покров и надбровные дуги сомнений не оставляют.

снежный человек

(окончание следует)

Автор выражает благодарность BEI за свое счастливое детство хорошее зрение.

#CATARACT, #LASIK Eye Surgery, #GLAUCOMA:
Take advantage of the latest technology and one of the best teams in LA
BEI