русмагЛучшийЛучший

Сансет-бульвар, тезка знаменитого фильма-нуар, не только изобилует разновсякими landmarks, но и сам является таковым. Длина – 35 километров, не сойти с ума, но все же. Начинается в даунтауне и вливается в Тихий океан.

Смело везите вашего дядюшку, приехавшего погреть кости из промозглой Кеноши (в которой родился, но ухитрился умереть вдали Орсон Уэллс), по нашему Сансет-бульвару: по дороге он увидит столько красот, что хватило бы на десяток Милуоки, в который ездят отдыхать душой несчастные кеношцы.

BEI послал своего папараццо красоты сделать этот исторический снимок. Одно из мест, вписанных золотыми буквами в историю Сансет-бульвара, “говорит на русском языке”. Это книжный магазин «Ковчег».

Те, кто давно уж перешел на электронное и бережет лес, удивятся не только изобилию бумажного хлама товара, до сих пор производимого и потребляемого “диаспорой”, но и сувенирному попурри на тему нашей повышенной духовности.

Смысл любому месту придает история. Есть она и у «Ковчега», название которого отсылает к известному судну, приземлившемуся после Великого Потопа (т.е. эмиграции) на горах Араратских. А то поди знай, все ли помнят.

В середине 90-х годов автор этих строк прибыл в Лос-Анджелес и первым делом, конечно, ринулся в очаг культуры – русский книжный магазин. Там в полумраке сидел пожилой армянин с низко надвинутой на лоб кепкой-аэродромом.

– Набоков есть? – спросил я.
Старик оглядел меня с ног до головы и дал продуманный ответ:
– Набоков нэт. Ест ноты Моцарта и пелмэни.

По-над дверью за его спиной я своими близорукими глазами с трудом разглядел объявление: «Пельмени тут». Сейчас-то – хохо! – я бы своими лэйсиковыми прочел ту надпись без труда. Увы, ее уж нет. Эпоха сменилась, хозяин давно другой и даже пельменями в книжном уже не пахнет. Они в соседнем магазине, но туда мы не пойдем.

русмаг3

Севастьян Варо

Фото автора

LASIK, CATARACT, GLAUCOMA:
Take advantage of the latest technology and one of the best teams in LA

BEI 310-494-7193