руан3

Неогегельянец Джосайя Ройс, ушедший от нас в 1916, слушавший живьем лекции великого Уильяма Джеймса, автора великой мысли «Мне смешно, потому что я смеюсь», критиковал течение прагматизма за излишний прагматизм, предпочитая волюнтаризм («В моем доме – не выражаться!»), согласно которому отдельные сильные воли, единясь, влекут нас туда, куда Его воле угодно.

Что при этом мешает Ему, кто бы Он ни был, просто взять и поделить приволочь нас в нужное место, сказать не берусь. Туманная роль Абсолютного Духа, в который каждый вчитывает по своей воле все, что ему заблагорассудится (и кто только придумал это кошмарное слово?)… скрытый зевок… нет у меня воли, простите, заканчивать данное предложение.

Точно так она меня покидала при каждой попытке перейти вброд хотя бы одну страницу великого немца. Я чувствовал себя Чапаевым, и без того гребущим одной рукой, которого пристреливают на полпути к Абсолютному Духу.

Ничего не хочу сказать против Джосайи Ройса. Мои глубокие википедические, чтобы не сказать карикатурные познания в данной области никак не уменьшают теоретически возможного величия и этой фигуры, недаром же эмблемой университета UCLA стало здание его имени (и называется оно Royce Hall).

Но и уже рассказанного мной вам хватит, чтобы позабавить вашу тетушку из Йокнапатофы, надумай она развлечься поездкой в UCLA (после несущей прозрение операции в BEI), что можно всячески приветствовать.

Еще не было случая, чтобы я, оказавшись в этих волшебных местах, не сокрушался о том, что судьба не забросила меня сюда вовремя. Или хотя бы в провинцию у моря.

С каким наслаждением я бы валялся на этих лужайках, созерцал эти магические деревья, лакомился чем бог пошлет в этой столовке, ухлестывал за этими юными дивами (а то и девами), одним словом, вел нормальную студенческую жизнь, не будучи отвлекаем ни умопомрачительной военной кафедрой, ни сборами гнилых овощей, ни диалектическим материализмом, ни лихорадочными поисками медицинской справки для освобождения от полевых работ по «Дадим Родине 6 миллионов тонн хлопка».

Но если даже относительно родной университет в далеком солнечном краю вспоминается с некоторой тоской (где мои 60 килограммов?), то с какими чувствами мы вспоминали бы сказочное время, проведенное в UCLA? Вот по этой тоске и тоска.

Здесь же, в Ройс Холл, мне посчастливилось, хотя и в зрелом возрасте, но все-таки живьем послушать великого Оливера Сакса и не менее великую Сезарию Ивора. И по силе впечатления два этих воспоминания сравнимы.

Рассказывать об университете (основан в одна тысяча…) не буду, это потребовало бы слишком много индивидуальной воли с моей стороны, и еще больше с вашей. Скажу лишь, что по одним рейтингам, он входит в 12 лучших, по другим – в 8, по третьим – в 25, а по мне – в 1. Или, так и быть, в 2, если включить почти сновидческий Стэнфорд (а Беркли вот на дух не переношу, но тут ничего личного, ведь я чисто об ауре, внешности, атмосфере и возникающей или не возникающей ложной ностальгии).

Добавлю все же, что старик Джосайя вызывает у меня симпатию уже потому, что на склоне лет чья-то воля повлекла его в сторону, позже названную персонализмом, что открывает возможности не только для глубокомысленного словоизлияния, как в случае М. Бубера, но и для более лаконичного изучения диалога. Может, даже почитаю старика на досуге, и доложу вам, чем кончилось. Как говорил Борхес, философия сродни фантастической литературе.

Само же здание возникло под влиянием ломбардо-романской архитектуры, сложившейся в 8-10 веках (ломбардская готика для примера).

Она особо фотогенична, неотразима и отразима в закатных лучах, что так тонко ухвачено любезной Татьяной Минченко и (на последнем снимке с нею самой) Димой Маланичевым. А где закат, там уж и без Моне никуда.

Если, конечно, зрение позволяет.

ucla3

ucla1

ucla2

ucla4

ucla6

ucla5

ucla7

 #LASIK, #CATARACT, #GLAUCOMA:
Take advantage of the latest technology and one of the best teams in LA

310.507.7988