утро аристократа фраг

Художник, которого уважаемый The Telegraph называет то Geoffrey Tristram, то Mr Tristam (интересно, сколько получает корректор), написал новый портрет барда. Предварительно он изучил все существующие, включая фейковые, портреты гения. По мнению Джеффри, с которым трудно спорить, он создал самый достоверный образ Уильяма нашего их Шекспира. Во-первых, это квинтэссенция всех предыдущих, т.е. не самых достоверных портретов, а во-вторых он – живой и человеческий, как если бы вы его встретили в соседнем пабе. Ну а где еще встретишь Шекспира.

Все узнаваемо, как пишет «Телеграф»: куполообразный череп, козлиная бородка, острые (Борхес сказал бы, «как у мулатов») усики. Я приметил также коротковатые пальцы, хотя по канонам то ли хиромантии, то ли хирологии,  писатели должны быть длиннопалыми.

Помимо всем известных имиджей, автор привлек еще и соседа в виде модели. Взял напрокат елизаветинский прикид у бирмингемского костюмера, облачил в него дорогого соседа – и Шекспир готов. В основном художник опирался на общеизвестный портрет кисти Мартина Друшара, английского гравёра фламандской школы, который только этой работой и прославился.

шекспир друшара

И хотя друшаровский Шекспир похож на типичного обитателя планеты Нибиру, гостя с Сириуса и прочих героев “Звездных войн”, Бен Джонсон (не путать с Борисом Джонсоном) лично признал сходство.

Ибо кто, как не Джонсон (лицо), мог сказать: «Я знал его!» Хотя при жизни более образованный Бен насмехался над отдельными неточностями у полуграмотного Уильяма. Что, впрочем, всегда достойнее, чем после смерти.

Ну вот и все. Осталось связать сказанное с cataract и LASIK, да поможет нам Шекспир:

«Видеть и чувствовать — это быть, размышлять — это жить». Но чтобы размышлять, не мешало бы видеть, нет? Особенно бледный (но яркий) текст. И под занавес – немного сонета недлиннопалой кисти нашего всеобщего любимца:

Мои глаза в тебя не влюблены,
Они твои пороки видят ясно.
А сердце ни одной твоей вины
Не видит и с глазами не согласно.

In faith, I do not love thee with mine eyes,
For they in thee a thousand errors note;
But ’tis my heart that loves what they despise,
Who in despite of view is pleased to dote

Статья в «Телеграф», там и портрет.

Текст: Sebastian Varo