плитка горшок

Что ваша бабушка из штата Мэн точно оценит, так это Дом Адамсонов. Он весь выложен волшебной декоративной плиткой. В 1920-х Калифорния была наводнена плиточными компаниями, но лучшей среди лучших стала великая «Малибуйская гончарня», основанная Мэй Риндж. Никто не мог побить эту гончарню в деле красоты. Это сейчас  в меру убогая плитка уже считается успехом и поводом для зависти, а в те баснословные времена создавались шедевры, которые нам и не снились. Хоть бросай все и езжай на машине времени в ту старую добрую Калифорнию. Непонятно, правда, чем там зарабатывать после того, как насозерцаешься плитки. Разве что нострадамусом. Нужно бы захватить с собой учебник истории 20 века.

Мэй Риндж с чего начала? С того, что обнаружила: ее земля богата натуральными ресурсами, необходимыми для керамической плитки. Сам Бог велел, как говорит ваша бабушка. И она (Мэй) мудро наняла керамического гения Руфуса Келера, знающего мистический секрет глазури, дающей непревзойденный цвет и чистоту. Вот это, друзья, крайне важно для бизнеса, за который не стыдно и после смерти: нанять талант.

Фабрика Мэй Риндж в период расцвета  раскинулась на 1500 квадратных футов, на ней с наслаждением работали 125 человек и производили 30 000 квадратных футов феерической  плитки в месяц, которую расхватывали архитекторы и дизайнеры. До сих пор эту плитку можно встретить там и сям. И если зрение вам позволяет, вы мгновенно ее узнаете.

Ну и самое главное – это 60-футовая реплика персидского ковра, выполненная из 674 плиток малибуйским мастером Уильямом Хэндли и признанная величайшим персидским ковром в истории.

Пожар, увы, сожрал фабрику в 1931. Мэй Риндж пыталась ее восстановить, но Депрессия и ее постэффекты (читайте Кейнса) сделали сие невозможным. В 1932 фабрика прекратила свое существование. Но лучшие коллекции «Малибуйской гончарни» и по сю пору можно видеть в Доме Адамсонов.

плитка горщок в зелени

 

плитка океан

плитка древо

плитка лимон

 

плитка фасад

плитка цветок

Фотографии любезно предложила Eya Ozerova (и обещала еще)
Текст: Sebastian Varo