тело в реке

2

И что?

– Оказалось, что люди с депрессией хуже различают контрасты. Так что причина, по которой мир кажется кому-то сероватым или синеватым (недаром мы говорим feeling blue), связана с низким различением контрастов.

– А можно вернуть хорошее настроение человеку, надев ему внутренние «розовые очки»?

– Только не розовые! Некоторые искусственные хрусталики изготовляются с желтым хромофором, т.е. в них добавляют как бы желтинку, чтобы дать пациенту такие теплые тона. Это приблизительно тот уровень легкой желтизны, который присущ хрусталику 15-летнего подростка. Через такой подкрашенный искусственный хрусталик меньше проникает голубого цвета. Поэтому ожидалось, что и такой хрусталик даст тот же эффект, что и желтые очки. Но исследование показало, что у людей с этими желтыми хрусталиками, наоборот, чаще встречалась депрессия. А ведь если вам поставили один желтый хрусталик, то придется ставить и второй.

– А ведь бывает, что человек вообще не различает цвет. Вот уж наверняка это сказывается на настроении?

– Вы говорите об ахроматопсии – отсутствии цветового зрения. Известный случай, когда художник после травмы «потерял цвета» и мир стал для него черно-бело-серым, красочно описан в книге Оливера Сакса “Человек, который принял жену за шляпу”.  Здоровый человек  является трихроматом – у него в наличии три колбочковых механизма. Дихроматы лишены одного механизма. У монохроматов повреждены все три (иногда два) колбочковых механизма, и мир становится черно-белым.  Интересно, что в случае врожденной ахроматопсии человек не обязательно видит мир трагически, он как-то по-своему ощущает его красоту, различая множество оттенков серого и даже ухитряется отличать цветные фотографии от черно-белых.

На вашем опыте вы наблюдаете связь между зрением и состоянием души?

– Каждый день! Иногда к нам привозят  стариков в колясках и в почти кататоническом состоянии. Они не участвуют в жизни, им неинтересно ни TV, ни книги, они сидят в каталке, уронив голову. Часто семейные врачи и даже психиатры спешат поставить им диагноз «депрессия», «деменция», «болезнь Альцгеймера» и т.д. Но в дифференциальный диагноз (определение возможных причин) должна входить диагностика катаракты. А что, если эти люди перестают реагировать на мир и «отключаются», потому что плохо видят и плохо слышат? Такое бывало часто – я избавляю такоого пациента от сложнуой катаракты – и он буквально оживает! Начинает ходить, говорить, возвращается интерес к жизни.

– А ведь психологически это почти воскрешение.

– Должен признаться, что когда мне удается помочь и я вижу такую драматическую перемену… у меня и самого настроение повышается до самой высокой отметки.

 

сансет decor

 

Интервью взял Sebastian Varo