310.275.5533call or text

Блог

ГЛАУКОМА КАК ОНА ЕСТЬ: А ЕСЛИ ПОВРЕЖДЕНИЙ ЕЩЕ НЕТ?

Дата публикации: 2022-11-08

В случае с глаукомой, самое главное правило - не прятать голову в песок, ведь она итак коварна, что так долго остаётся незамеченной. Правильная диагностика в клинике с современными технологиями, знание факторов риска и внимательность к своему организму - ключи, которые сохранят ваш взор ясным.

ГЛАУКОМА КАК ОНА ЕСТЬ: А ЕСЛИ ПОВРЕЖДЕНИЙ ЕЩЕ НЕТ?

ГЛАУКОМА КАК ОНА ЕСТЬ: А ЕСЛИ ПОВРЕЖДЕНИЙ ЕЩЕ НЕТ?

60-70 лет назад, когда жили еще не так долго, диагноз «глаукома» встречался не так уж часто. Это объясняется ее коварством: глаз не болит, потеря зрения долго не ощущается. Если кто забыл, глаукома – это невропатия зрительного нерва, который постепенно атрофируется, теряя свои волокна. Мы рождаемся с полутора миллионами нервных волокон, но постепенно их теряем, как и многое другое. Но если нормального человека за сто лет жизни будут потеряны, скажем, 10% волокон, то у пациента с глаукомой – гораздо больше. Есть люди с запущенной глаукомой, у которых полностью атрофирован зрительный нерв, и это означает слепоту.

Факторы риска включают в себя этнические: у белых людей (Caucasian) она встречается реже, чем у афроамериканцев. Поэтому афроамериканцы могут прийти на проверку под эгидой МЕДИКЭР, даже если у них нет жалоб.

Также важна наследственность. Люди, у которых близкие родственники страдали глаукомой, также в зоне риска. Поскольку глаукома вызывает необратимую потерю волокон, а с ними и поля зрения, единственное, что мы можем сделать, это замедлить процесс. Но для этого нужно сделать ранний диагноз.

СТРАУСЫ

Чем раньше начинается лечение, будь то капли, безболезненное лазерное лечение, которое работает годами, или иногда хирургическое вмешательство, – тем лучше. Погрузить голову в песок и рассуждать: «Вот придешь к врачу – так обязательно что-нибудь найдут!» – это неправильно.

К нам приходит много людей, у которых мы ничего не находим и просим зайти через несколько лет. Правильная позиция – это знать. Если оптометрист, а лучше офтальмолог – замечает какие-то изменения в зрительном нерве, находит повышенное внутриглазное давление, или у вас наследственность, то тогда вы проходите батарею тестов.

Поскольку это процесс, нужно следить за динамикой. Поэтому в числе тестов делают снимки зрительного нерва, тест поля зрения, с помощью лазерной интерферометрии измеряют толщину зрительного нерва, толщину нервного волокна – и все это проверяется из года в год в сравнении с нормативной базой данных.

ГЛАУКОМА: НА КАКОЙ ОНА ВОЛНЕ?

Но! Все эти тесты, к сожалению, измеряют уже имеющиеся повреждения. А если повреждений еще нет, диагноз поставить сложно. Пару лет назад у нас появилась новая диагностическая система зрительно вызванных потенциалов VEP (Visual Evoked Potential). Она не предполагает никакого вторжения – это липучки, подобные тем, что применяются в кардиограмме.

Когда свет в сетчатке, зрительном нерве и мозге переходит в электрохимическую энергию, то образуются электрические сигналы, которые можно измерить и посмотреть на параметры волн. Раньше такие системы использовались только в научных лабораториях, а сейчас поставлены на клиническую службу, и у некоторых офтальмологов они есть.

Человек приходит, 5 минут адаптируется к темноте, техник прикрепляет электроды под веками и на затылке, после чего пациенту показывают разные образы, вызывающие определенные волны. Все это суммируется, анализируется и сравнивается с нормативной базой данных. Причем этот тест работает не только в случае глаукомы!

(продолжение следует)

Arthur Benjamin