310.275.5533call or text

Блог

ИСТОРИЯ BENJAMIN EYE INSTITUTE

Автор: Dr Arthur
Дата публикации: 2022-10-24

Формально наш офис возник в 1997 году, но у него была невероятная предыстория, уходящая корнями в Будапешт позапрошлого века. Именно тогда честолюбивый юноша Роби Сич, выходец из семьи торговца, решил стать офтальмологом. К началу XX века примерно половина венгерских врачей были евреями, но вскоре волны эмиграции это число сильно уменьшили. Одной из этих волн Роби и принесло в Америку.

ИСТОРИЯ BENJAMIN EYE INSTITUTE

ЭМИГРАЦИЯ: ИЗ ТРАМВАЯ В ТРАМВАЙ

К началу XX века примерно половина венгерских врачей были евреями, но вскоре волны эмиграции это число сильно уменьшили. Одной из таких волн в 1910 г. Роби вместе с семьей и принесло в Америку. Молодой венгерский доктор, теперь уже не Роби, а Роберт Сич в итоге обосновался в Лос-Анджелесе. В то время здесь, как и в его родном Будапеште, ходил греющий сердце трамвай, в районе нынешних Уилшир-бульвара и Ла Бреа бурили нефть, на месте Студио-сити процветали фермы, а Беверли-Хиллз еще и в помине не было.

ГЕРОЙ КОРЕЙСКОЙ ВОЙНЫ

Роберт Сич, как и многие еврейские выходцы из Европы, был пассионарной личностью, и вскоре основал свою практику, добился признания и успешно лечил калифорнийцев добрых полвека. В 1965 году в Лос-Анджелес с тремя детьми и женой-итальянкой переезжает молодой доктор Джозеф Робинс. К этому времени он успел не только отслужить медбратом в Корейской войне, но и закончить в Чикаго резидентуру по специальности «Глаз-ухо-горло-нос». В Америке в то время (и вплоть до 1970-х) ЛОР-врач и офтальмолог – еще не были разными специальностями.

РОЖДЕНИЕ АРТУРА

В том же году Роберт Сич, уже старик, решил продать свою прославленную на весь штат практику начинающему доктору Робинсу, а еще через пару лет в далеком Ташкенте, столице тогда еще советского Узбекистана, рождается Артур Бенджамин. Джозеф Робинс оказался не менее успешным, чем Роберт Сич, хотя в то время это не требовало таких больших усилий, как сегодня.

ГЛАЗА ИЛИ ГОЛЬФ

Джозеф делал по 2-3 операции в неделю (обычно катаракту и пластические процедуры, убирал серные пробки из ушей) и отдыхал по средам, потому что среда – это священное время для гольфа. Такую практику разделяли многие врачи, поэтому болеть в Америке в среду не рекомендовалось. Но даже больше, чем гольф, Джозефу нравилась офтальмология, и вскоре он снискал авторитет одного из лучших глазников города.

ДЕТСКИЙ САД–УНИВЕРСИТЕТ–ЛОС-АНДЖЕЛЕС

Тем временем Артур Бенджамин ходил в ташкентский детский сад, учился там же в средней школе, эмигрировал с родителями и братом в Нью-Йорк, закончил high school, поступил в Корнельский университет, далее в Дюкскую медицинскую школу, после чего, идя навстречу судьбе, отправился в Лос-Анджелес.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Здесь Артур закончил резидентуру, после чего задумался о будущем. С одной стороны, ему советовали вернуться в давно ставший родным Нью-Йорк, где были все друзья и родственники. С другой, предлагали ученую карьеру в новейших исследованиях сетчатки. Были и другие варианты судьбы, но счастливый случай свел его с Джозефом Робинсом, который к тому времени как раз собирался на пенсию. Артур приехал к Джозефу в офис, и ему там настолько все и сразу понравилось, что он недолго думая сделал деловое предложение.

ШАНСОВ – НОЛЬ

Но оказалось, что одним из конкурентов в покупке является не кто иной, как племянник доктора Робинса, как раз успевший закончить резидентуру. Казалось бы, шансы Артура стремительно приближались к нулю. Однако старый доктор не был в этом так же уверен. Несмотря на то, что племянник сгоряча предложил бОльшую сумму (и несмотря на то, что он племянник).

РЕШЕНИЕ

Роберт Сич рассматривал все кандидатуры объективно, хотя не без участия эмоций. И после долгих раздумий он пришел к мысли, что лучший из всех кандидатов – все же Артур Бенджамин, потому что именно он сумеет держать репутацию офиса на должном уровне. Возможно, одним из факторов решения было соображение о том, в чьи руки он отдает своих преданных пациентов.

КАРТОТЕКА ВЕКА

Когда новый доктор пришел в эту практику со всеми своими новшествами, то был приятно удивлен детальной картотекой Джозефа. На каждой картонной индексной карточке размером 4 на 6 дюймов отражалось до 80 визитов. Например: «Дата: конъюнктивит, лекарство» или «Дата: близорукость, рецепт очков». И ты как на ладони мог видеть жизнь пациента. К тому же Джозеф помнил в лицо каждого.

ПРОЩАЙ, ГОЛЬФ ПО СРЕДАМ

Молодой офтальмолог Артур Бенджамин начал смотреть по 10-15 пациентов в день, включая священную среду. И к нему в числе прочих все еще приходили 80-90-летние дедушки и бабушки, лечившиеся у Роберта Сича в 1914 году, будучи детьми. Поэтому Артур до сих пор ощущает себя продолжателем наследия, которому больше ста лет.

ЧТО БЫ ОНИ СКАЗАЛИ?

И он порой пытается представить, какие чувства посетили бы выходца из Австро-Венгрии Роберта Сича и ветерана Корейской войны Джозефа Робинса, если они хотя бы одним глазком увидели ультрасовременный Лазерный зал в Benjamin Eуe Institute, его электронную облачную картотеку и феноменальное оборудование. А что бы они сказали, услышав термин “Лазерная коррекция зрения”? Роберт вряд ли бы понял, а Джозеф попросил подробности. А если бы они увидели отзывы тех, у кого теперь неслыханное ранее зрение 20/10? И почитали отзывы пожилых пациентов, зрение которых стало лучше, чем в юности? Но Benjamin Eye Institute никогда не останавливается на достигнутом. То ли еще будет!