310.275.5533call or text

Блог

ЧТО ВАШИ ГЛАЗА МОГУТ ОТКРЫТЬ ОФТАЛЬМОЛОГУ

Дата публикации: 2022-11-21

Поговорим о темных лошадках ( новейшая технология Symfony), раскроем секрет, почему эндокринолог — лучший друг офтальмолога и что общего между доисторическими продуктами Apple c линзами в глазной хирургии.

ЧТО ВАШИ ГЛАЗА МОГУТ ОТКРЫТЬ  ОФТАЛЬМОЛОГУ

Мой знакомый  (45) недавно побывал в Benjamin Eye Institute по поводу тучных мушек перед глазами, поголовье которых резко выросло и дало удои. В результате узнал, что у него не только проблемы с сетчаткой, о чем подозревал, но и диабет, о чем и думать не думал. На эту и другие темы мы побеседовали с глазным хирургом Артуром Бенджамином.

– Похоже, посещение офтальмолога может дать намного больше, чем “что там с глазами”?  

– Я не устаю повторять, как важно иметь совершенную диагностическую  аппаратуру в медицинском офисе. Все уже знают, что глаза – зеркало не только души. Большинство таких системных заболеваний, как диабет, гипертония, проблемы с щитовидкой, артрит и ряд других – проявляется в глазах. Часто одним из первых врачей, которые обнаруживают заболевание, оказывается именно офтальмолог. Скажу больше. Людям, которым уже известно о наличии у них того и ли иного заболевания, будь то диабет или гипертония, все равно важно периодически показываться офтальмологу.

– Сахар можно и так проверять у себя несколько раз в день, зачем для этого офтальмолог?

– Чтобы определить, на какой стадии находится болезнь, достаточно ли хорошо она контролируется лечением. Офтальмолог видит более широкую картину, ведь диабет влияет на многие органы: почки, легкие и даже мозг. Потеря почечной функции, проблемы с сердцем, инфаркты – такими могут быть последствия диабета.

– Т.е. человек может даже и близко не думать о том, что привычная болезнь достигла критической черты, а вы это можете определить?

– Скажем, приходит к врачу пациент с диабетом. Опытный эндокринолог напоминает своим пациентам: обязательно навестите офтальмолога. Ну зачем, казалось бы, эндокринологу знать, что видит офтальмолог? Но дело в том, что глаза показывают, что происходит со всем организмом при диабете. Разными диагностическими приборами можно «засечь», что происходит в сетчатке. Например, наша цифровая камера OPTOS «прочесывает» глазное дно, сканирует сетчатку и позволяет нам в высоком разрешении увидеть несколько слоев и уровней сетчатки. Есть и другие неинвазивные тесты, которые позволяют видеть, как работают сосуды в сетчатке, артерии и даже микроскопические капилляры. А в сетчатке, в свою очередь, отражается процесс, который происходит в мозге, в легких или в нервной системе.

– Т.е. я могу думать, что у меня все прекрасно, а оно не совсем?

– К счастью, бывает, что у вас все и вправду если не прекрасно, то хорошо. Но для того, чтобы не быть убаюканным анализами, которые показывают, что «все хорошо», эндокринолог и просит показаться офтальмологу. Если в сетчатке есть проблемы, значит не «все хорошо». Вот почему глазному врачу нужно периодически показываться на глаза: он может не только навести на правильный диагноз, но и показать, что реально происходит прямо сейчас и, возможно, направит вас к другому, уже не глазному специалисту.

– Я правильно понимаю, что есть тут некий парадокс, и эндокринолог может не увидеть эндокринологическую проблему, которую увидите вы?

– Да, он не увидит то, что увижу я – и совсем не потому, что он плохой или хороший, просто у него нет для этого специфических аппаратов и навыков пользования ими. Равно, как и у меня нет навыков и оборудования для чисто эндокринологического обследования. Для того, чтобы все это работало, как надо, мало иметь диагностические машины, а нужно еще иметь и то, что у нас в офисе уже 17 лет  – электронную картотеку.

– Нынче она входит в моду.

– У нас она возникла задолго до того, как вошла в моду. Там в карточке на каждого пациента – все наши анализы, все диагностические выкладки. Электронная система не горит в огне, не тонет в воде, она локализуется в «облаке». Даже если что-то случится со зданием, все ваши данные сохранятся. Система дает допуск и самим пациентам, так что вы можете проверять результаты своих тестов и прочее, ну и, конечно, мы можем давать эту карточку другим врачам. Это позволяет эффективно коммуницировать с нашими коллегами. Если я смотрю пациента, который ходит к эндокринологу, то обязательно посылаю последнему все данные. Когда вы приходите к новому врачу, скажем, с гипертонией или высоким холестеролом, в его картотеке уже есть отчет от офтальмолога, который ему рассказывает все, что известно из истории болезни. Ваш новый доктор вовремя получает кардинально важную информацию о вас, и вы для него не темная лошадка.

 

– К слову о темной лошадке. Еще недавно таковой была новейшая технология Symfony, которой вы, как всегда, овладели одним из первых в Лос-Анджелесе. Напомните читателю, в чем прелесть этих новых линз, если и предыдущие были довольно хороши?

– Это действительно революционное решение. Обычный мультифокальный искусственный хрусталик позволяет хорошо видеть вдали (горы, вождение машины, телевизор), и вблизи (газета, телефон), но не так хорош на средней дистанции – общение, компьютер, спидометр, GPS… К тому же есть проблемы с «нимбом», ореолом, отсветами, лучами, «распылением», потерей контрастного восприятия и частичной потерей света. Люди порой жаловались: все вижу, но как бы света не хватает. Хотелось бы, чтобы переходы между дистанциями были плавные и без таких потерь. Так вот до Symfony не было хрусталика, который бы решал все эти проблемы. Всегда приходилось идти на какой-то компромисс. А теперь такой хрусталик – существует.

– Я читал, что у новых линз возможная погрешность в смысле ореола  такая же малая, как у монофокальных. При этом новые превосходят по всем параметрам и монофокальные и старые мультифокальные?

– Да, в этом узком смысле новая линза – даже лучше, чем монофокальная. Symfony –  сложнейшие дифракционные линзы с точным разрешением. Одно из самых главных достоинств, помимо средней дистанции, – это высокая контрастность, которую она дает. Линза имеет проверенную функцию контрастности и в условиях весьма низкой освещенности. Выражаясь технически, она обеспечивает полную дифракционную поверхность, сочетающуюся с модифицированной вытянутой формой.

– Не поясните про контраст?

– Любой увидит черные буквы на белом щите, но попытайтесь разглядеть серые буквы на серо-желтом листе. Контрастность мала и потому они могут сливаться. Наложение положительной аберрации в случае обычных сферических линз на положительную сферическую аберрацию роговицы может снизить контрастность, а с ним и качество зрения. Новые же линзы с их модифицированной вытянутой формой способны компенсировать сферические аберрации роговицы.

– А сама процедура в хирургическом плане отличается от предыдущих?

– Мы уж не раз говорили, что дело не только в той или иной новинке, но и в руках хирурга. Теоретически любую или почти любую линзу может купить и кому-то вставить любой врач. Однако не у всех это получается так, как хотелось бы и им самим, и пациенту. Помимо рук, для хорошего результата нужно еще и первоклассное оборудование. Даже если ты правильно делаешь операцию, но у тебя недостаточно точно сделаны измерения, пациент не будет счастлив. Говоря о новом хрусталике, нужно добавить, что он бывает не только сферический, но и торический, что позволяет офтальмологу избавлять пациентов от астигматизма без всяких насечек, чреватых проблемами, и обещать им еще лучшее зрение. Благодаря удлиненному фокусу – от дали до самой «близи» –  проблема «средней дистанции» блестяще решена. Все в этом хрусталике находится в плавном фокусе: горы, небо, телевизор, дорожные знаки, адрес в телефоне, глаза любимой. Беспрерывная шкала фокуса!

– Предыдущие линзы не подешевели с годами?

– Линзы никогда не дешевеют, скорее наоборот. Я первым в Лос-Анджелесе поставил мультифокальную линзу 5 мая 2005 года. С тех пор хрусталики продолжают улучшаться. Тогда это стоило 1500 долларов за один глаз, а сейчас почти 4 тыс. Почему? Потому что с каждым новым выпуском линз они начинают дорожать. И если вы скажете: «А дайте мне тогда самую старую версию!», то вам ответят: «Мы ее больше не изготовляем. Мы не можем делать устаревшее и плохое, мы делаем только самое лучшее».

– Ну это понятно. Мой iPad, к примеру, нынче считается доисторическим монстром, а прошло-то с покупки лишь несколько лет. И падения цен не замечено, поскольку этой модели и нет уж нигде.

– Повторюсь, что новая линза, несмотря на революционные отличия, дороже совсем немного, не драматически.

– Какая жалость, что у меня уже стоят линзы старого образца, мечтаю о контрастном суперзрении, которым хвастают ваши счастливые пациенты!

– Скажу в утешение, что новые линзы, как и любые другие, подходят не всем. И чтобы определить кандидатуру на этот новый феноменальный хрусталик, нужна умная диагностическая аппаратура, опыт и сыгранная команда профессионалов.

 

Беседовал В. Койфман

LASIK, CATARACT, GLAUCOMA: Take advantage of the latest technology and one of the best teams in LA Benjamin Eye Institute 310-494-7193