310.275.5533call or text

Блог

НАС ЧЕТВЕРО: ВЫ, Я, ВАША БОЛЕЗНЬ И СТРАХОВКА

Дата публикации: 2022-10-31

Найти консенсус между пациентом, болезнью, врачом и страховой компанией - задача не из простых. Что стоит на пути успешного лечения пациентов с синдромом сухого глаза и применением таких передовых технологий как BlephEx и LipiFlow?

НАС ЧЕТВЕРО: ВЫ, Я, ВАША БОЛЕЗНЬ И СТРАХОВКА

НАС ЧЕТВЕРО: ВЫ, Я, ВАША БОЛЕЗНЬ И СТРАХОВКА

Сегодя мы с Артуром Бенджамином говорили о новом методе лечения сухости глаза. Но, как обычно, были затронуты и другие темы, включая даже Авиценну.

– У меня как раз в глазу соринка, но прежде чем вы меня посмотрите, поговорим немного. Дошел до меня слух, что у вас опять новинки?

– Вначале посмотрим, потом поговорим. (после осмотра и помощи). Да, новинки есть. Я посетил 5-дневную конференцию ASCRS (Ассоциацию хирургов по катаракте и рефрактивной хирургии). Там 20 тыс офтальмологов со всего мира, их сотрудники, менеджеры, делились опытом, включая новые подходы к старым проблемам. Сотни фармацевтических и технологических компаний показывали свои достижения. Одна из тем была посвящена роговице. Поверхность глаза отвечает не только за комфорт и за то, как глаз выглядит, но и за зрение. Напомню, что от роговицы зависят 90% фокусирования глаза, она богато иннервирована: плотность нервных окончаний в ней больше, чем в любых других, даже самых чувствительных органах. Поэтому инородное тело в виде мельчайшей соринки, как в вашем случае, иногда ощущается, как бревно в глазу. Пациенты, жалующиеся на красноту глаз, усталость, на колющие ощущения, понимают, что все это не ерунда, и приводит к ухудшению зрения.

– У меня, кстати, приятель вечно ходит «в слезах», нужно ли ему к врачу?

– Нужно. Глаз постоянно орошается слезой, у которой непростая структура. Состоит она из трех слоев: маслянистого, водянистого и слизистого. В идеале слеза гладко и ровно ложится на поверхность глаза. Но то в идеале. Если, скажем, ваша машина покрыта воском, то дождь собирается на ней в капельки – и это как раз то, чего мы не хотим на поверхности глаза. Мы хотим равномерности, за что и отвечает маслянистый слой. И он же предотвращает испарение слезы. Когда этот слой нарушен, слеза не только собирается в сгустки, но и быстро испаряется. Это и приводит к сухости, глаз раздражен и возникает ощущение инородного тела. Если вы, к примеру, замечаете, что при смотрении на киноэкран или монитор компьютера ваше зрение начинает мутнеть, но вы потерли глаз, и вроде оно восстановилось, – это первый признак сухости глаза.

– Как бороться?

– Есть несколько методов. Первый из них – это восполнение «дефицитных» компонентов слезы. Масло и вода, как известно, плохо сочетаются. Поэтому если вы хотите восполнить слой наружным капаньем, то нужно иметь по меньшей мере две искусственных слезы – маслянистую и водянистую. У нас в офисе есть и те и другие, обычно я пациентам советую их чередовать их в течение дня. А вот слизистый слой восполнять сложно.

– А artificial tears – не на все случаи жизни?

– Те, которые продаются в магазинах, они обычно водянистые. На самом деле они скорее вымывают тот состав, который должны восполнить. Представьте, что у вас сухие руки и вы брызгаете на них водой. Это в итоге смывает все масла, которые увлажняют поверхность. Большинство людей, которые жалуются на слезоточивость, не знают, что в 90% случаев это происходит из-за сухости глаз. Как же это может быть сухой глаз, спрашивают они, если он все время мокрый? Это потому, что глаз неправильно реагирует на «дефицит». Он реагирует так, как его учили миллионы лет эволюции, но это по сути замкнутый круг.

– Чем-то похоже на глобальное потепление, которое проявляется в морозах.

– Чем больше вымывается маслянистой слезы, тем суше становится глаз, что приводит к еще большему выделению слезы. Как прервать этот парадокс? Использовать искусственную маслянистую слезу. Другой метод – увеличить количество слезы, вырабатываемой самим глазом. Почему, когда мы плачем, у нас начинает течь из носа? Потому что туда поступают излишки слезы. Но носоглотке слезы не нужны, они нужны глазу. Поэтому мы ставим коллагеновые вкладыши, своего рода «пробки» в проточные каналы. Они со временем растворяются.

– А они не воспринимаются как инородное тело? Наверное, больно?

– Это биоинертный материал, который ставится за 30 секунд и это совершенно не больно. Суть в том, что в результате ты помогаешь глазу сохранить больше собственной слезы. Не нужно постоянно покупать капли и не нужно помнить о регулярном их закапывании. Девушкам этот метод нравится, потому что не мешает макияжу, а мужчины, как известно, вообще не любят лишний раз заботится о здоровье, так что ценят и они. «Пробки» эти оплачиваются страховкой и весьма популярны.

– Этот метод повышает количество слезы. Но если структура нарушена, как улучшить ее качество?

– Есть очень дорогие лекарства (примерно $600 в месяц), не покрываемые страховкой. Они снижают воспалительные процессы слезных желез, что немного улучшает качество слезы. Но процесс относительного улучшения занимает три месяца, и капать их нужно всю жизнь. Бывают ситуации, артриты, например, когда без них не обойтись. Но это не распространяется на большинство людей с сухостью глаза, число которых в этой стране – от 30 до 70 млн. И тут мы наконец подходим к главному! Все что я сказал до этого, мы обсуждали раньше. Итак, маслянистый слов вырабатывается в так называемых мейбомиевых железах. Они аналогичны сальным железам на коже. Со временем они регрессируют и образуются закупорки, воспаления, на веках появляются бактерии, которые (как и на зубах) образуют склизкую, обволакивающую ресницы биопленку – налет своего рода. Токсины попадают в глаз, и в результате вы имеете красноту, зуд и прочие симптомы. Ни горячие компрессы, ни детский шампунь не могут этот налет смыть.

– Читатель нетерпеливо ждет, когда вы опишете новинку.

– Недавно появился еще один инструмент – BlephEx, с помощью которого, представьте, снимается эта биопленка и закупорки. Если продолжить аналогию с зубами: мы чистим зубы, полоскаем рот Листерином, используем нитку, но все равно нужно идти к гигиенисту и снимать налет, который не поддается зубной щетке. Такое же лечение проводится на ресницах и ребре века. Но это на поверхности. А что делать с внутренними процессами – укорочением и атрофированием желез, которые из-за закупорок выглядят, как песочные часы? В возрасте 50-60 лет люди еще ничего не замечают, но сканер показывает истинное, порой плачевное состояние их желез.

На фотографиях:

Нормальные мейбомиевые железыУкороченные, атрофированные железыНеобратимая атрофия

– И что делать?

– Машина LipiFlow прогревает веко внутри и снаружи, и мягким массажем сцеживает растопленные выделения. Поэтому если вам дороги ваши глаза, то эту процедуру нужно делать 4 раза в первый год, и дальше, если все пойдет как нужно, – реже. А если начать в молодом возрасте, то можно реже с самого начала – с двух раз в год.

– А что мы понимаем под молодым возрастом?

– Процесс старения желез начинается у 25-30-летних. Прогревание позволяет железам вернуться в свое прочищенное, более юное состояние, что сказывается и на омоложении лица. Мы делаем эту процедуру у нас в офисе где-то 7 месяцев и результаты просто потрясающие. Теперь мы рекомендуем обязательно ее делать перед операцией катаракты. Чуть ли не все инфекции и осложнения происходят лишь потому, что у пациента плохие веки. Заливание антибиотиками – не лучший вариант.

– Итак, BlefEx и Lipiflow. Они, видимо, сочетаются? А как за все это платить?

– Ни Медикэр, ни Медикал (опять же, как и с зубами) не покрывают этих процедур. На упомянутой конференции я слушал лекции ученых, которые измеряли осмолярность слезы, т.е. ее «соленость», концентрацию веществ. Даже сделав чистку на BlefEx без Lipiflow, мы улучшаем осмолярность. А сделать и то, и другое – еще лучше. BlefEx счищает то, до чего не добирается Lipiflow. Это сказочно отражается на качестве зрения.

– Но не все зависит от вас?

– Не все. Авиценна говорил: «Здесь нас трое: ты, я и болезнь. И если ты за меня, то вместе мы ее победим». В нашем случае получается так: «Нас четверо: вы, я, болезнь и ваша страховка”. И мы трое должны делать взнос в ваше здоровье против болезни. Я как врач вношу свою лепту: езжу на конференции, плачу за получение новых знаний, вкладываю ресурсы, время и деньги в покупку новейших машин и технологий за сотни тысяч долларов. Ваша страховка платит за что может, но не может платить за все. Но и вы тоже, как пациент, несете финансовую ответственность. Все трое должны объединить свои вклады. Идеологема «У меня есть страховка, мне больше думать не о чем» – не отражает реальность. Да, люди должны делать выбор. И мы, понимая, что многие русские пациенты ограничены в ресурсах, стараемся им помочь, и даем им серьезные (40-50%) скидки. Для нас крайне важны хорошие результаты, очень важна репутация, мы всегда стараемся помочь людям, но не можем это делать в ущерб нашей практике. Мы должны хотя бы минимально покрывать наши расходы даже там, где максимально идем навстречу.

– Я надеюсь, не все люди в этой стране едва сводят концы с концами. Хотя бывают сложности.

– Есть пациенты, которые могут себе без проблем позволить полную цену, и есть другие с меньшими возможностями, но с такой же потребностью хорошо видеть. Люди приходят, и мы обсуждаем все возможные варианты. Мы хотим, чтобы наши пациенты после процедур и операций видели лучше, чем у других врачей. Другим мы тоже желаем только хорошего, но в первую очередь нас заботят наши пациенты. Вот для чего и BlefEx, и Lipiflow, десятки других умных машин и новейших технологий. Хотелось, чтобы все понимали, что мы тратим на это не только финансовые, но и физические, и душевные силы. И результатами, нужно признать, довольны обе стороны. Жизнь по-прежнему одна и по-прежнему прекрасна, несмотря на сложности.

Беседовал С.В.

Photo by slightly_different /Pixabay

StockSnap /Pixabay